?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Куклы

Оригинал здесь: http://cognitive-dissonance.diary.ru/p184964102.htm?oam#more1

Почти с самого начала спектакля в голове крутилось бальмонтовское "Театр в театре, сложный сон во сне. Мы с Дьяволом и Роком однолетки", – предопределявшее восприятие текста и заставлявшее (как выяснилось, не напрасно) постоянно подозревать двойной смысл и искать подвоха. Это уже исключало полноту эмоциональной погруженности. Но и погружаться было особенно не во что. Все персонажи в равной мере бескрылы, они много говорят об искусстве, искренности, но всякий раз сбиваются на песето. Любовь подменяется физическим обладанием, исполнение мечты – исполнением давно заученной роли, живые эмоции и заданная кем-то программа неотличимы друг от друга. Нечему тут сопереживать. Тем больше простор для разгадывания смыслов режиссёрской интеллектуальной "матрешки". Пьесу Грау я пока не нашел, но, судя по рецензиям в интернете, Белякович слегка поменял сюжет. Аналогия с "Художником-Дьяволом" Бальмонта как раз больше соответствовала бы оригиналу: "Куклы умирают вместе с Пигмалионом, генератором их энергии... Истинный Пигмалион появляется в финале, как античный Deus ex machina, Бог из машины — и в этом принципиальное отличие «Кукол» В. Беляковича от «Сеньора Пигмалиона» Х. Грау" (leona68.livejournal.com/160219.html).
Вообще, мне показалось, что гуманистический финал несколько противоречит механистической концепции мира, представленной в основной части постановки. Или просто требует пересмотра тех акцентов, которые я для себя расставлял во время просмотра.
Когда я смотрел спектакль, мне часто казалось, что у кукол гораздо больше шансов прорваться к истинно человеческому, чем у людей. А потом вдруг оказывается, что это только искусно прописанный спектакль кукловода более высокого уровня. И когда Пигмалион говорит о том, что театр принадлежит живым актерам, хочется спросить в ответ: а такие есть? Однако ситуацию несколько меняет то, что на сцену в роли третьей версии Пигмалиона выходит не просто кто-то, а Белякович. И говорит он вовсе не об актёрах-героях спектакля, а об актерах – своей труппы. Так возникает четвертый слой «матрёшки», разрывается рама между миром спектакля и миром зрителя, и происходит очередной семантический сдвиг. Ведь если ты сидишь в этом зале, значит, для тебя эта труппа не кукольная, для тебя эти актеры – подлинно живые… И снова начинаешь перебирать слои матрешки в поисках того, что же ты недопонял. И всё начинается по кругу.
Постановка отличается бедностью саундтрека, минимализм декораций и неопределенность эпохи – уже привычные. Актеры, антрепренеры и герцог Альдукар расхаживают в костюмах средних веков, Пигмалион одет по-современному, персонажи разъезжают в автомобилях.
Первое действие – ворох роскошных цитат, которые, как всегда не запомнились. Спектакль оставил отличное впечатление, но все же есть какой-то осадок, ощущение микротрещины. Мне словно бы не хватило завершенности, точки какой-то или многоточия, но внятно сформулировать свое ощущение я пока не могу. Возможно, просто пока в моем восприятии все слишком распадается на эпизоды, часть из которых слегка затянута. Нет цельного впечатления. И потому уж слишком режет слух финал Deus ex machina.

Latest Month

May 2017
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel