?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Чайка

Глобальный отзыв на "Чайку" за 2002 год.

Оригинал взят у jeanix в «Чайка» в Театре на Юго-Западе
У колдовского озера
На сцене, в разных концах её лежат три широкие большие шины от грузовых автомобилей, внутри них устроены клумбы. Небольшая «рощица» коричневых колонн, обтянутых морщинящейся кожей, да колдовское озеро, вертикально устроенное в правой нише сценической коробки и мерцающее зелёно-голубым. Это и есть усадьба Сорина. Шины-клумбы:
- намекают зрителю и предсказывают, что Чехов будет поставлен здесь не традиционно «по-чеховски», а современно и жёстко, и оставит в его душе такие же глубокие следы, как и эти тяжёлые протекторы в мягкой пластичной глине;
- создают атмосферу неуютного уюта усадьбы, неуютной жизни.
Здесь обитают участники этой истории. И каждый из них одинок и несчастен. Режиссёр чётко обозначает два любовных треугольника – Треплев-Заречная-Тригорин и Аркадина-Тригорин-Заречная, и, словно для симметрии, обвязывает Треплева и Аркадину шекспировским диалогом Гамлета и Гертруды, существенно расширив цитату, вставленную в пьесу Чеховым. Треплев, как и Гамлет, немного влюблён в свою мать, и, играя с ней шекспировский текст, он проецирует его на себя и на Аркадину, и сразу взаимоотношения матери и сына получают объём, историю, драматизм, сразу же взгляд Треплева наполняется ревностью и болью.

Белые одежды
Все герои одеты в белую одежду, причём у каждого она пошита в его индивидуальном стиле: у будущей актрисы Заречной – длинное концертное платье, у скромненького Медведенко – аккуратненькая гимнастёрочка, у работяги Шамраева – мятый картузик на макушке, рабочие штаны и курточка и т.п. Белые одежды персонажей, монологический способ подачи текста актёрами (см. параграф «Монологичность»), призрачный зеленовато-голубой свет – всё это приводит к тому, что временами видишь уже не персонажей, не писателей Тригорина и Треплёва, а их исповедующиеся, мятущиеся, одинокие души.

«Люди, львы, орлы и куропатки…»
Спектакль начнётся выходом Заречной, последовательные вспышки потолочных софитов высветят её, будущую Чайку, ещё только примеривающуюся летать. Во вступлении будет буквально пара фрагментов из «Людей, львов…». Сам же спектакль Треплева-Заречной – это некий эпицентр «Чайки» Беляковича, именно от этого дачного представления пойдут смысловые и энергетические токи, которые словно образуют каркас всего спектакля. Зеленовато-голубой цвет колдовского озера будет пронизывать по диагонали сценическую коробку, и в этом цвете будут танцевать Она и Он, Актриса и Автор. В самом начале представления кто-то из персонажей, кажется, это будет простушка Полина Андреевна, прыснет смехом, буквально как какая-нибудь приезжая тетёнька на спектакле Виктюка, увидев юношей с обнажёнными торсами и в юбках. Но потом зрелище всех заворожит, в музыку вплетётся вокал, а текст по-прежнему будет колдовать – « …. Общая мировая душа …», а потом запоют, как заколдованные, все герои, и я испытаю сильнейший шок – мне почудится, что поют зрители – неужели и их околдовало? Почему же не пою я? Нет, просто это так отражается в тесном помещении звук. Аркадина бестактно прервёт представление. «Люди, львы…» были неким моментом истины, объединившим все эти блуждающие одинокие души. Краткий миг колдовства искусства закончился, и все опять стали одиноки и несчастны.

«Я – чайка!»
Нина Заречная в первой части спектакля – это молодая девушка, мечтающая стать актрисой, такой - как Ирина Николаевна Аркадина. Она и ведёт себя как провинциальная актриса-любительница – играет в свои чувства, неталантливо форсируя их, и переигрывая и пережимая – да и где было научиться жизни и актёрскому мастерству этой девушке из глубинки? Искренность и жизненность в её интонациях появляются в момент принятия ею решения ехать в Москву с Тригориным. В этом эпизоде она выходит в чёрном платье, на плечах – белая воздушная косынка, изображавшая чуть ранее подстреленную чайку. Мечты и грёзы закончились. Путь выбран. Впереди – жизнь. Она – Чайка, которую от нечего делать кто-нибудь возьмёт и подстрелит. Чёрной опалённой чайкой она возвращается спустя два года в неуютный, начинающийся промозглым осенним дождём, четвёртый акт – все обитатели усадьбы, надев, шуршащие полиэтиленовые дождевики, словно пытаются защититься ими не только от непогоды, но и от жизни, но тщетно – плащи прозрачны. Жизнь словно выжгла и испепелила из Заречной притворство и актёрский наигрыш, оставив суть и понимание своего Пути – «неси свой крест и веруй!» Надо сказать, что спектакль весь пронизан музыкой и поставлен так, что воспринимаешь его как визуальное музыкальное произведение, театральную поэму. И когда в финале Заречная говорит: «Я – чайка!», и чуть в сторону разводит руки, а ей вторит Треплев: «Я – чайка!», и также движет руками, ладонями к зрителям, то убедительность этих театральных поэтических образов не вызывает никаких сомнений – перед нами две Чайки, одна - Заречная, несущая свой крест, свою судьбу, а другая – Треплев, подстрелянная словами «Я люблю его даже сильнее, чем прежде». Одна чайка – раненая, обугленная, но летящая, другая – подбитая и падающая. Закончив диалог с Ниной, Треплев двинется всё по тому же зеленовато-голубому коридору из «Людей, львов…», коридору своей судьбы, навстречу небытию, падая, он схватится за озеро, и в этот момент, оно исчезнет, исчезнет всё – и колдовское озеро, и свет, и жизнь, наступит полная темнота.
Юго-Западная «Чайка» - это театральная поэма о Пути человека. «Я – чайка!» - может сказать о себе не только трагические герои спектакля, но и зритель, ведь он такой же путешественник по своей жизни, как и летящая птица в пространстве. И что ему делать – лететь (нести свой крест и веровать) или падать – он решает сам.

Монологичность (3-й тезис о Беляковиче)
Это одна из самых характерных и внешне очевидных черт спектаклей Беляковича. Он «раскавычивает» диалоги, превращая их как бы в монологи героев. При этом герой монолога помещается, как правило, под софит, прикреплённый к потолку. Эффект: герой в эти мгновения помещается, словно, под театральный микроскоп или лупу, становясь объектом пристального внимания зрителя. Приём используется и в «Чайке», под «театральную лупу» помещаются все персонажи – Треплев, Аркадина, Дорн, Заречная, все без исключения. Безусловно, эта «лупа» является изобретением и ноу-хау Юго-Запада, ибо нигде нет театрального зала с таким низким потолком. Сам же метод превращения диалогов в монологи был изобретён актёрами Малого театра в эпоху 14-ти. Именно тогда актёры Малого, сами себе режиссируя, именно таким образом укрупняли свои роли. Возможно, В.Р. унаследовал этот приём из плодотворной эпохи 14-ти через своего учителя Б.Равенских, работавшего в Малом долгие годы, правда, уже в другие времена.

Диалог через зрителя (4-й тезис о Беляковиче)
Ещё одна характерная особенность театра Беляковича. Герои ведут диалог, не видя лиц друг друга, они ведут его через зрителей, используя зрителей как театральное зеркало. При этом и энергия, которую актёры направляют друг в друга идёт не напрямую, а через зрителя. Юго-Западный зритель получает тем самым существенно больший объём театральный энергии. Приём этот был изобретён античным театром. Кто был хоть раз в античном театре, тот видел, что иначе читать диалоги в разомкнутом пространстве античного театра – невозможно. На ЮЗ эффект использования этого приёма усилен замкнутостью полуподвального пространства. Диалоги в «Чайке» тоже идут через зрителя. Именно таким образом выстроены ключевые диалоги Треплева и Заречной, в частности, финальный диалог: она – у самого края сцены, перед зрителями, он – в глубине, и когда она произнесёт: «Я люблю его…», его глаза в этот момент увидим только мы, зрители, видим то, что не видят и не знают герои на сцене, мы становимся обладателями тайного знания, видя, как изменились глаза Треплева, мы поймём, что спустя несколько минут он уже не будет жить.

Символизм (5-й тезис о Беляковиче)
Театр Беляковича – это не бытовой театр, а театр символистский. Его спектакли насыщены символами, они состоят из символов – белые одежды персонажей, в сочетании с эффектами освещения, визуализируют внутренний мир героев, и уже перед зрителем не просто человек, а его одинокая душа, и кричит и корчится от боли она, незащищённая и неприкаянная. Символом, пронизывающим всю «Чайку» является и спектакль «Люди, львы…». «Чайка» поставлена на ЮЗ как символистская пьеса. Чайка является символом, развёрнутым символом. И очень показательно, что Треплев приносит не чучело птицы, а кусок белой воздушной материи, платок и разжимает руку, и Чайка медленно опускается на пол. Перед отъездом Тригорина, Заречная появляется в чёрном платье – решение принято, она выбрала свой путь, а на плечи её накинута Чайка – всё тот же белый платок.

Чайки
В этом спектакле Чайками (одинокими путниками) являются все без исключения персонажи. Кстати, про одну Чайку я забыл: старая больная Чайка – Сорин, несущая свой крест (старость и болезнь). Долженков в этой роли приглушает свой обычный актёрский пафос, и играет усталого, почти сломленного болезнью человека, белый цвет его одежд, в сочетании с седой шевелюрой и бородой смотрится седым, получается Седая Чайка.
Само понятие «Чайка» неотделимо от слова «Одинокая». Эта чеховско-юго-западная сущность включает в себя атрибут «Одиночество». Так я это увидел в спектакле. Увидел в тот момент, когда «белые» души героев независимо от них самих вдруг откликнулись на «Поэму одиночества (Люди, львы …)» Треплева, завибрировали, запели в унисон с ней. Одиночество героев чеховских пьес – это одиночество экзистенциальное, а потому никак не мнимое, да - социально и материально все эти люди благополучны, но от одиночества перед грядущей тьмой небытия никакие «общественные связи» никого не спасают. Чехов одним из первых (одновременно со скандинавами Гамсуном и Стриндбергом) в 20 веке услышал эту тему. С помощью двух своих технологических приёмов - монологичность и символизм (см. тезисы о Беляковиче) – режиссёр абсолютно адекватно отобразил, визуализировал экзистенциальное одиночество чеховских героев, представив их всех Чайками. Кстати, эта же тема тотального одиночества была главной и в юго-западных «Трёх сёстрах», в этих одиноких голосах одиноких людей.

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
_klio_sw
Jan. 18th, 2013 05:00 pm (UTC)
Этот отзыв, опубликованный Жаном в Театральном Клубе, был продублирован у нас на форуме вместе с последующей дискуссией:
http://www.ugozapad.ru/phorum/viewtopic.php?t=66
fredmaj
Jan. 21st, 2013 10:01 pm (UTC)
это отзыв о старой "Чайке", предыдущем спектакле, который шел с 2000. :-)
teatr_uz_adm
Jan. 22nd, 2013 09:11 am (UTC)
Да, я знаю. Просто он пришелся мне по душе, и я решила его сюда сохранить :)
( 3 comments — Leave a comment )

Latest Month

May 2017
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel